Page 1 of 1

Терехова Е.С. СЕКЦИЯ "Дизайн интерьера"

Posted: 16 Apr 2024, 17:10
by Кулешова А.И.
УДК 728.1.012.8
Терехова Е.С. (Россия, г. Москва, Московский городской педагогический университет)
Terekhova E.S. (Russia, Moscow, Moscow City University)

ГРАНИЦЫ МИНИМАЛИЗМА В ИНТЕРЬЕРНОМ ДИЗАЙНЕ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТЕНДЕНЦИЙ XX-XXI ВЕКОВ
BORDERS OF MINIMALISM IN INTERIOR DESIGN: COMPARATIVE ANALYSIS OF 20TH-21ST CENTURY TRENDS


Аннотация: Данная научная статья представляет собой исследование концепции минимализма в различных областях искусства и дизайна. Автор рассматривает развитие минимализма от его истоков в абстрактном искусстве и архитектуре модернизма. Проводится анализ влияния японского и скандинавского стилей на формирование минималистических принципов в интерьере. Особое внимание уделяется неоднозначности в понимании минимализма и размытию его границ в современной научно-популярной литературе. В статье представлены различные интерпретации термина, включая предложенный автором вариант дифференциации минимализма.
Annotation: This scientific article is a study of the concept of minimalism in various areas of art and design. The author examines the development of minimalism from its origins in abstract art and modern architecture. An analysis is conducted on the influence of Japanese and Scandinavian styles on the formation of minimalist principles in interior design. Special attention is paid to the ambiguity in understanding minimalism and the blurring of its boundaries in contemporary popular science literature. The article presents various interpretations of the term, including the author's proposed variant of differentiating minimalism.
Ключевые слова: минимализм, архитектурный модернизм, дизайн интерьера, японский стиль, скандинавский стиль
Key words: minimalism, modern architecture, interior design, Japanese style, Scandinavian style


Проблема современного понимания минимализма в его неоднозначной интерпретации. В настоящее время этот термин используется одновременно для обозначения стиля жизни, стиля интерьера и в качестве критерия оценки современного дизайна. Такое разнообразное применение понятия «минимализм» в различных контекстах может привести к размытию его первоначальной сути. Данная статья посвящена исследованию реализации минимализма в искусстве, архитектуре и дизайне интерьера в XX-XXI веках.
Одной из первых работ, посвященных минимализму в искусстве, является эссе британского философа Ричарда Уоллхайма (1965). Он использовал выражение «минимальное художественное содержание» («minimal art content») для описания формы абстрактного искусства, представители которого противопоставляли себя фигуративному искусству, с одной стороны, и абстрактному экспрессионизму, с другой, и использовали промышленные материалы для создания своих произведений, например, кирпичи (Карл Андре), оргстекло и листовой металл (Дональд Джадд), флуоресцентные лампы (Дэн Флавин) и другие. Работы минималистов (сами они, впрочем, возражали против этого наименования) представляют собой «конкретные объекты» (термин, предложенный Дональдом Джаддом), которые не зависят ни от чего, кроме самих себя и не отсылают к уже существующим объектам. Но «сосредоточение на чем-то единичном еще не говорило об отказе или игнорировании визуальных характеристик произведения искусства. Наоборот, то, что было в него вложено, приобретало особую интенсивность. В каком-то смысле можно сказать, что такой подход больше связан с излишествами, чем со строгостью. <…> Меньше может значить больше, если у вас будет больше меньшего» [6, C. 48]. Однако, не будучи организованно оформленным направлением, в искусстве минимализм так и остался скорее теорией, чем практикой, которую каждый художник интерпретировал по-своему [5, C. 178].
О минимализме в архитектуре заговорили в середине 80-х годов прошлого века, когда в полной мере проявили себя его основные черты: «пустота, простота и пространство, для создания которых необходимы редукция и единство формы, нейтральные/монохромные цвет и свет, гомогенность поверхностей и отсутствие деталей в интерьере и экстерьере здания» [2, C. 16-17]. И хотя споры о том, является ли минимализм самостоятельным направлением продолжаются до сих пор, его воплощение в архитектуре как правило связывают с работами модернистов, в первую очередь, Людвига Мис ван дер Роэ. Его выражение «Less is more» («Меньше значит больше») в последнее время выдвигают в качестве девиза уже не столько архитектурного подхода, сколько подхода к организации осознанного потребления. Между тем эту фразу можно понять по крайней мере в двух значениях.
1. Стремление к максимальной выразительности с использованием минимального количества средств (меньше, значит выразительнее).
2. Необходимость уделять тем больше внимания каждой детали, чем меньше деталей используется (меньше, значит сложнее).
Применительно к работам самого Мис ван дер Роэ уместны оба значения. Иллюстрацией того, как этот принцип понимал сам архитектор, является, пожалуй, наиболее известная из его работ – немецкий павильон, представленный на Всемирной выставке в Барселоне (1929-1930). Стены павильона расположены таким образом, что нигде не создают замкнутого контура. И чтобы они могли выдержать крышу необходима была поддержка колонн, которые должны быть одновременно прочными и тонкими, чтобы не загромождать пространство. Но в то время таких колонн просто не было в производстве, поэтому Мис ван дер Роэ специально спроектировал опоры из типовых стальных элементов, обернутых в хромированный лист, которые имеют в сечении форму креста и вставляются точно в место стыка четырех плит пола. Вот уж действительно «Бог в деталях» [4]. Архитекторы-модернисты, как и художники-минималисты, пропагандировали отказ от излишеств и деталей в пользу простоты форм и современных материалов, но свойственный им пафос и стремление своим искусством преобразить мир, противоречат изначальным идеям минимализма.
На процесс реализации концепции минимализма в интерьере оказало влияние множество различных аспектов. В первую очередь это идеи голландского движения De Stijl, немецкой школы Bauhaus и советского конструктивизма. Каждая из этих школ на своем языке продвигала философию функциональности, упрощения формы и использования современных материалов. Еще одним важным аспектом стала популяризация японского искусства в середине XX века. Стоит сказать, что минимализм в понимании японцев имеет ряд характерных особенностей, обусловленных национальной культурой и, в первую очередь, представлениями о красоте. Для описания красоты в японском языке существует несколько понятий. Три из них – «саби», «ваби» и «сибуй» (или «сибуми») – уходят корнями в традиционную религию Японии – синтоизм, а четвертое – «югэн» – навеяно буддийской философией. Саби – это красота старения, проявляющаяся в воздействии времени на предметы. Особенно ярко саби проявляется в деревянной мебели, где каждая царапина и потертость придает предмету особый шарм и уникальность. Ваби – это красота, присущая назначению предмета, часто выраженная в сознательном примитивизме. Примером современной реализации ваби в интерьере можно считать каскадный смеситель, имитирующий естественное движение воды. Со временем иероглифы «ваби» и «саби» стали употребляться слитно, как одно понятие – «ваби-саби», которое затем обрело еще более широкий смысл, превратившись в обиходное слово «сибуй». Объединяя и расширяя предыдущие термины, сибуй описывает красоту, присущую назначению данного предмета, а также материалу, из которого он сделан [3, C. 30]. Таким образом, идеалом для японцев является сочетание минимальной обработки материала с максимальной практичностью формы. Четвертое понятие эстетики – югэн – было заимствовано японскими мыслителями из китайских трактатов и имеет весьма многогранное значение. Югэн – это красота, заложенная в глубине вещей, красота невыраженного. Тот сакральный смысл, который несет пустота в культурно-религиозном представлении японца сложно в полной мере осознать европейцу. Для западной культуры характерно считать пространство (пространство листа или пространство комнаты) лишь фоном для существования объектов. В то время как у японцев даже есть крылатое выражение: «Пустые места на свитке исполнены большего смысла, нежели то, что начертала на нем кисть» [там же, C. 31]. Еще одно фундаментальное отличие между европейским и японским эстетическим представлением – это отношение к симметрии. Мы, как люди, воспитанные в античной традиции, считаем симметрично расположенные объекты более уравновешенными и гармоничными (вспомним фасады строений классической и неоклассической архитектуры). А японцы, напротив, считают симметрию олицетворением застоя и смерти, как противоположность изменяемой динамике жизни.
Влияние японской традиции на европейский интерьер относится к середине XX века. Однако еще в конце XVIII века в Северной Европе уже появились собственные интерпретации минимализма, вдохновленные идеями о простоте и умеренности. В скандинавских странах сложилось уникальное сочетание желания следовать европейской моде (с господствующими тогда барокко и классицизмом) с одновременным доминированием протестантской идеологии, которая, напротив, поощряла отказ от стяжательства и роскоши. Также значимым фактором является особенность климата этого региона – преимущественно пасмурное небо. Совокупность этих условий способствовала возникновению густавианского стиля. Для него характерно использование светлой палитры, натуральных материалов, таких как дерево и лен, а также умеренность в отделке – черты, которые мы видим и в современном скандинавском стиле. Как и японский, скандинавский минимализм во многом опирается на национальный характер, и также использует сложно переводимые термины для описания гармонии. Это шведское слово «лагом», которое означает баланс, умеренность и удовлетворенность тем, что у тебя есть (не слишком много, не слишком мало, а именно так, как нужно), и датское слово «хюгге», которое описывает уют, удовольствие от момента, комфорт и радость от простых удовольствий повседневности. Как мы видим эти концепции имеют много схожего с понятиями японской эстетики. Неудивительно, что эти два эти стиля – японский и скандинавский – синтезировались в весьма удачное новое направление – джапанди.
Если мы проанализируем модные тенденции интерьерного дизайна за последние 10-15 лет, то увидим, что минимализм занимает стабильное место в топе трендов. Одновременно этим термином все чаще называют самостоятельный стиль, для которого характерны функциональность, простота и чистота форм, открытые пространства и нейтральные цвета. Но разве эти черты не характерны и для многих других стилей, например, хай-тек, индустриальный лофт, скандинавский или японский стили? Называя минимализмом любой интерьер с ограниченным количеством элементов или визуальных средств, мы лишаем этот термин определенности и, что, возможно, еще хуже, размываем границы других стилей. Для того что иметь возможность дифференцировать понятия минимализма, опираясь на работу Хартмута Обендорфа «Минимализм: проектирование простоты» [1], предлагаем разделять:
• минимализм средств (минимальное использование мебели, декоративных элементов и ограниченная цветовая палитра);
• конструктивный минимализм (открытая планировка, использование необработанных поверхностей, простые правильные линии и формы мебели и аксессуаров);
• смысловой минимализм (упорядочивание элементов, устранение излишеств, фокус на качестве, а не количестве).
Предложенный вариант дифференциации отлично иллюстрирует различие в подходах к минимализму в разных стилях. Так, например, в хай-теке мы наблюдаем скорее минимализм средств, в лофте – конструктивный минимализм, в сканди – смысловой. Данная классификация, безусловно, не является исчерпывающей, но может помочь провести границу в определении минимализма в дизайне интерьера.
В результате изучения данной темы можно сделать вывод, что минимализм вопреки своему названию представляет собой сложное и многогранное явление, однако, на наш взгляд не является самостоятельным стилем, но скорее подходом к организации пространства и элементов с целью достижения простоты, ясности и элегантности. Непреходящая актуальность минимализма в самых разных сферах искусства и дизайна говорит о его универсальности и способности адаптироваться к различным контекстам. Дальнейшие исследования в этой области могут привести к новым открытиям и пониманию роли минимализма в современном искусстве и дизайне.

Библиографический список

1. Obendorf, H. Minimalism: Designing Simplicity. – New York: Springer Publishing, 2009. – 362 p.
2. Гудкова, Т. В. Отражение модернистских архитектурно-художественных концепций в минималистической архитектуре // Вестник Томского государственного университета. Культурология и искусствоведение. – Томск: ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет», 2017. – №27. – С. 15-25.
3. Овчинников, В. В. Сакура и дуб. Человек и дракон (сборник). М.: «Издательство АСТ», 2011. – 768 с.
4. Острогорский, А. Модернизм: пять принципов Ле Корбюзье, ячейка типа F и кресло «Василий» [Электронный ресурс] // Arzamas.academy – Режим доступа: https://arzamas.academy/materials/2477
5. Ходж, С. Искусство. 50 идей, о которых нужно знать / пер. с англ. М. Александровой. – М.: Фантом Пресс, 2014. – 208 с.
6. Чайка, К. В поисках минимализма. Стремление к меньшему в живописи, архитектуре и музыке / пер. с англ. Т. Эйдельман. – М.: Альпина Диджитал, 2020. – 288 с.